После задержания своего сына...

После задержания своего сына ко мне обратилась пожилая женщина с просьбой помочь ей по поводу задержания ее сына, который как в последующем было установлено при следовании домой на поезде был задержан работниками транспортной полиции.
 
После заключения официального соглашения на защиту, мною было установлено, что данный молодой человек был задержан и ему в последующем было предъявлено обвинение за хранение, перевозку наркотиков в особо крупном размере.
 
По ходатайству следователя в отношении данного молодого человека до суда была избрана суровая мера пресечения содержание под стражей. Мною в порядке требований статьи 53 УПК РФ было проведено параллейно с органом предварительного следствия свое независимое расследование в ходе, которого было установлено и в последующем доказано в суде, что органом предварительного следствия изначально были допущены грубейшие нарушения требований Закона и то что в действительности масса наркотического вещества, которая вначале была вменена моему подзащитному имеет в действительности значительно меньшую массу, что непосредственно сказалось в последующем на переквалификацию судом действий моего подзащитного на более мягкую статью уголовного кодекса, следствием чего мой подзащитный не только был освобожден из - под стражи в зале суда, но и получил минимальный срок вместо реального лишения свободы отделался всего лишь только условной мерой наказания.

Случай из области комических случаев

Другой из области комических случаев, ко мне обратилась некая гражданка Щ. в отношении своего сына, которого суд уже осудил по ч. ст. 158 УК РФ тайное хищение государственного имущества с проникновением в хранилище.
 
При этом суд назначил ему условный вид наказания, в последующем данный приговор судом кассационной инстанции был оставлен без изменения. Однако после моего детального ознакомления с материалами данного уголовного дела случайно было обращено внимание на мало приметную справку, в которой было указано от куда в действительности была совершена кража данных колбасных изделий моим подзащитным.
 
В последующем после детального ознакомления с этапами изготовления и производства колбасных изделий было установлено и доказано, что продукт, который похитил мой подзащитный, являлся не готовым продуктом, как изначально установило следствие, что после закрепил в своем приговоре суд первой, а дальше суд кассационной инстанции, а всего лишь полуфабрикатом данного товара, не прошедшего для его полной готовности.
 
В результате мною в суде надзорной инстанции было доказано, что сама сумма данного похищенного Колбасного продукта значительно ниже той, за что его осудили, при этом она подпадала под статью не уголовного, а административного кодекса. Президиум ВС России за основе представленных адвокатом веских доказательств полностью оправдал моего подзащитного.

 

Молодому парню органом следствия было предъявлено обвинение...

Другой пример, молодому парню органом следствия было предъявлено обвинение по ч.1 ст. 111 УК РФ, а именно умышленное причинение тяжкого вреда здоровью другому человеку.
 
В ходе судебного следствия мною было высказано несогласие в части неверно предъявленного органом предварительного следствия обвинения и в суде было доказано массой дополнительно допрошенных в суде свидетелей, которые как очевидцы данного происшествия изначально не были допрошены, подтвердившие, что мой подзащитный все свои действия осуществил не умышленно, а только с превышением пределов необходимой обороны и суд согласился с данной позицией защиты, определив моему подзащитному минимальное наказание предусмотренное санкцией данной статьи.

Предъявленное обвинение по ч.3 ст. 292-1УК РФ

По другому делу, органом следствия моему подзащитному изначально было предъявлено обвинение по ч.3 ст. 292-1УК РФ как в посредничество на дачу взятку должностному лицу в крупном размере, и ст. 318 УК РФ применение насилия в отношении представителя власти.
 
Кроме всего, в период следствия следователь неоднократно пытался применить в отношении моего подзащитного самую суровую меру пресечения в виде содержания под стражей до суда, однако мной, как стороной защиты были представлены веские доказательства о нецелесообразности применения столь жестокой меры пресечения, и поэтому судом к моему подзащитному была применена более мягкая мера пресечения, в виде домашнего ареста.
 
В последующем, стороной защиты удалось представить органу следствия веские доказательства, которые повлияли на позицию органа следствия и изменение обвинения, в сторону смягчения, т.е. действия моего подзащитного были полностью переквалифицированы, а именно с предыдущих двух статей только на ч.2 ст. 159 УК РФ и по данному виду обвинению судом при особом порядке была определена вместо обязательного лишения свободы, условная мера наказания.